Новые монополисты

Монополия ІТ, гугл, фейсбук

Перевод статьи Мордехая Курца, почетного профессора экономики в Стэндфордском университете

Несмотря на то, что инновации в информационных технологиях изменили нашу жизнь, работу и общение, рост IT-индустрии привел к все возрастающему разрыву между богатыми и бедными. Учитывая это нам нужны новые схемы налогообложения и модернизация антимонопольного законодательства.

В течение более чем 30 последних лет в развитых странах, в частности в Соединенных Штатах увеличилось неравенство в распределении богатств и доходов. Реальная (с учетом инфляции) заработная плата росла медленно, а пенсионеры столкнулись со снижением процентных ставок на сбережения. Тогда как корпоративные прибыли и цены на акции резко выросли. Теперь проведенные нами исследования показывают, что эти изменения произошли в первую очередь из-за роста современных информационных технологий (IT).

IT повлияло на экономику множеством способов; компьютеры, интернет и мобильные технологии трансформировали средства массовой информации, интернет-магазины, фармацевтическую промышленность и множество других услуг, связанных с потреблением. IT улучшил нам жизнь чрезвычайно.

Но рост IT-сектора также имел серьезные негативные экономические, социальные и политические побочные эффекты, включая распространение "фейков". Так как дал возможность усиления монопольной власти и упростил создание барьеров для входа на рынок.

Во-первых, сама структура IT позволяет формировать монопольную власть. IT усовершенствовал процессы обработки, хранения и передачи данных, а новаторы в этом секторе являются единственными владельцами основных информационных каналов. И они активно работают над тем, чтобы не допустить к ним конкурентов.

IT-компании могут защищать свою монопольную власть патентами или авторским правом на интеллектуальную собственность. Но эти способы раскрывают коммерческие секреты. Поэтому из стратегических соображений многие компании отказываются от правовой защиты и укрепляют свою доминирующую позицию на рынке, выпуская текущие обновления программного обеспечения, которые по определению служат барьерами, которые конкурентам очень трудно преодолеть. Когда появляются потенциально успешные новые технологии, большие фирмы или покупают этих конкурентов, или сами создают такую ​​же технологию и душат новичка своим весом.

Как только инновационная компания достигла доминирования своего продукта на рынке, размер становится существенным преимуществом. Поскольку затраты на обработку и хранение информации в последние годы снизились, крупная компания благодаря своему размеру имеет меньшие эксплуатационные расходы, а ее доходность стремительно растет, поскольку число пользователей умножается (Google и Facebook хорошие примеры). Эти конкурентные преимущества - снижение себестоимости экономией на масштабах - практически невозможно преодолеть новичкам.

В дополнение, поскольку эти компании получают свою власть от информации, их позиции усиливаются из-за их способности использовать частную информацию своих клиентов как стратегический актив. Многие IT-компании не являются производителями в традиционном смысле слова; они являются коммунальными предприятиями, обеспечивающими координацию и обмен информацией среди пользователей в различных сферах.

Короче говоря, ІТ позволяет создавать препятствия новичкам для входа на рынок, а в дальнейшем способствует ещё большему укреплению позиций лидирующих фирм. Так с ростом рынка ІТ растет и монопольная власть крупнейших компаний.

В недавней работе, где исчисляется экономический эффект от монопольной власти, я вычислил нормативные уровни, выше которых прибыль или фондовая стоимость не является следствием конкурентных преимуществ, а скорее является следствием монопольной власти. По этим уровням я измерил монопольную составляющую в общей фондовой стоимости компаний - то, что я называю "монопольное богатство" - и монопольные прибыли. Далее я определил, как монопольное богатство и доходы эволюционировали.

Приведенная ниже диаграмма показывает долю монопольного богатства по отношению к общей биржевой стоимости компаний между 1985 и 2015 годами. Как показывают данные, в 1980-х годах не было монопольного богатства. Но с развитием ІТ-индустрии стремительно возросло и монопольное богатство. Оно достигло 82% от общей стоимости биржевого рынка, составляет около 23,8 трлн. дол. США - в декабре 2015 года. Это дополнительное богатство, полученное в результате роста монопольной власти, и оно продолжает расти.

Монополізація ІТ

 

Как показано в таблице ниже, 9 из 10 компаний с наибольшим монопольным богатством в декабре 2015 года связаны с информационными технологиями, прежде всего с мобильными коммуникациями, социальными сетями, онлайн-магазинами и лекарствами.

Монополізація ІТ

Доходы, полученные компаниями с монопольной властью, делятся на три вида: трудовой доход, нормальный процентный доход на капитал, и монопольную прибыль. Данные показывают, что в 1970-х и в начале 1980-х годов монопольные прибыли были незначительными. Но с 1984 г. доля монопольной прибыли неуклонно росла и достигла 23% общего дохода американских корпораций в 2015 году. Это означает, что в течение трех десятилетий до 2015 года монопольная власть вызвала уменьшение совокупной доли заработной платы и нормальных процентов на капитал на 23%.

Повышение производительности труда и накопление капитала должно повышать заработную плату и доходы от капитала. Но монопольная власть уменьшает эти доходы. Это частично объясняет, почему в течение 1985-2015 годов заработная плата демонстрировала очень медленный рост, а пенсионеры столкнулись со снижением процентных ставок по своим сбережениям.

Почему же растущая монопольная власть в ІТ-секторе привела к концентрации доходов и богатства в небольшом количестве рук, увеличивая неравенство личных доходов людей?

Одна часть ответа заключается в том, что растущая монопольная власть увеличила прибыль предприятий и резко повысила цены на акции. Но выиграли от этого только немногочисленные акционеры и руководители компаний. Впрочем, многие из ІТ-предпринимателей были очень молодыми в начале своей карьеры и не имели денег для инвестирования, поэтому добавим подробностей.

Начиная с 1980-х годов ІТ-инновации были в значительной степени программным обеспечением, которое не требовало почти никаких инвестиций (за исключением фармацевтики). То есть, имея очень скромный капитал, ІТ-инноваторы могли разрабатывать свои программы, не влезая изначально в долги. И как результат, самые успешные ІТ-новаторы сконцентрировали все ІТ-богатство в немногих, и чаще молодых, руках.

В двадцатом веке такого не было, так как основные инновации происходили в секторах, требующих больших инвестиций. Например машиностроение. Это давало возможность инвестировать более широкому кругу лиц, а следовательно созданное богатство и распределялось более широко.

Негативные побочные эффекты от ІТ недостаточно понятны, поэтому настоятельно необходима общественная дискуссия на тему регулирования этого сектора. Три соображения являются критическими.

Первое, большинство ІТ-монополий не нарушают существующего антимонопольного законодательства. Нужны новые методы для ослабления монополий этого типа. Новые каналы общественной информации, такие как социальные сети, тоже нуждаются в регулировке и в общественном влиянии. (О чем я писал в своей статье Фейсбук и информационная безопасность человечества еще полгода назад).

Во-вторых, стандартные взгляды на налогообложение доходов и имущества бизнеса должны быть адаптированы с учетом монопольного положения некоторых ІТ-компаний.

И, в-третьих, законы по защите частной информации должны быть пересмотрены таким образом, чтобы сделать невозможным получение прибыли от эксплуатации и манипулирования личными данными граждан.

Но прежде всего общество должно глубже понять экономические последствия ІТ. В частности, почему технологии улучшили жизнь многих людей, но обогащают лишь немногочисленных.